Пески времени. Во мгле.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пески времени. Во мгле. » Тень Одиночества » Тёмный Ручей


Тёмный Ручей

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ручей, достаточно широкий, чтобы не именоваться ручейком, но недостаточно, чтобы именоваться рекой. По его берегам стоят плакучие ивы - воплощение какой-то безысходной грусти. В центре ручья возвышается небольшой камень, под которым живёт рак.

0

2

Лапы касались мягкой земли, и слегка продавливали грунт под собой.
Риммон шёл по полянке и смотрел куда-то вперёд. Ветер трепал шерсть волка, а сам Риммон недовольно рычал.
Лёгкий ветер пробегал по высокой траве, оставляя лишь дорожку после себя.
Запах травы манил к себе, а влажность в воздухе из-за ручья, вызывало ощущение удовольствия и полного удовлетворения.
Риммон подошёл к одной из плакучих ив, и глянул на гладь ручья. Порывы ветра пробели по глади воды, и по всему ручью разбегались маленькие круги. На небе собирались серые тучи.
Как-то грустно и печально становилось. Хотелось лечь и поспать, но одновременно и спать не хотелось. Хотелось бежать и не смотреть назад, но и бежать-то особо некуда.. Полная неразбериха была в голове серого волка.
Риммон лениво сел возле воды и склонился к ручью. Сделав большой вдох, он на мгновение почувствовал запах этого ручья. Казалось бы, ручей или вообще вода пахнуть не может. С другой стороны…
Риммон отвлёкся от своих мыслей, подняв голову вверх. Чёрный ворон пролетел над головой и начиная каркать, скрылся за холмом. Что-то странное и непонятное происходило. А Риммон эта особо и не волновало. Волк лёг на холодную землю и прикрыл глаза, отдавая своё тело ветру и влажности в воздухе.

0

3

выдался солнечный день. Наконец-то... В последнее время они редкость. При чем огромная. Цените то, что есть. Аргентум и ценил.
Он шел, полукприкрыв глаза, полностью расслабившись. Вся его поза выражала невозможное блаженство. Он подставлял рыжую спину не менее рыжому солнцу, чуть ли не мурлыкал от счастья. Странно, но именно такие приступы радости и невозможного счастья случались с подростком когда он был один.
Оно и не мудрено. Общество прогнило. От него воняло плесенью и дохлыми крысами, от него воняло невыносимо, невозможно. Тошнило от этого запаха.
Понятно, почему мать сошла с ума. Скоро и Аргентум, наверное, сойдет.
Жарко. Все-таки уже достаточно жарко. Пес вышел к ручейку. О, этот ручей был ему прекрасно знаком. Как и вкус его пропахшей ржавчиной воды. Но это хоть что-то. Куда лучше, чем жутковатое "ничего".
Краем глаза подросток заметил волка. Но старался более на него не смотреть. Хоть на какие-то доли секунды хотелось остаться собой. На какие-то последние мнгновения... Пересиливая себя, но внутрене спокойный, Аргентум подошел к воде и сделал пару глотков. Сухое горло приняло влагу с благодарностью.
Потом обернулся, облизнув черные губы и глубого вдохнул воздух, пропитанный этим волком. Пропитанный, до боли в костях. Все. Пошло отражение. Свойство, неконтролируемое Аргентумом - отражать. Перестраиваться, подстраиваться. Пошел процесс. Не контролируемый зеркальный талант.
Аргентум не сопротивлялся. Он полностью отдался тому, что заставляло внутрености сладостно переворачиваться. Он ждал. На морду сама собой наплыла легкая ухмылочка. Наверняка этот волк часто так улыбаеться. Все тело приобрело какую-то легкость и светлость. Правая задняя лапа отозвалась легкой болью, которая почти сразу прошло. Очевидно, серый прихрамывает на эту лапу.
Внутри чувства тоже не скучали. Они подстраивались под внутрений мир незнакомца, поддаваясь его чувствам. Пробежала вспышка ярости, которая тут же уляглась, покрываясь волной странноватых, холодных чувств. Плотный замок спокойсвия и халаднокровия.
И все. Конец. Аргентум даже немножечко удивился, как всегда, когда легкая теплота и дрожь покидали тело. У него оно всегда вызывало удивление.
Вот и все. Высшая степень неконтролируемого обаяния - стать таким же, как твой собеседник. Глупый талант, плотно засевший в крови.

0

4

Риммон глянул на пришедшего незнакомца, и молча встал, чтобы уйти. Но, что-то его остановило. Как-то стало больно, и словно нити сдавливали грудь волка. Он повернулся, и медленно посмотрел на незнакомца. Подумаешь, чем отличается этот волк от других?
Как-то начинало раздражать и накаляться атмосфера. В горле застрял комок, и Риммон не мог ничего не сказать, ни сделать. Просто тупо сел на землю, и уставился на волка. А что ещё оставалось делать.
- Почему вы так смотрите на меня? – Внезапно произнёс Риммон, не ожидая даже от себя того, что он может что-то сказать.
Волк сидел, и ощущал на своём теле порывы ветра, и как желудок сжался, и прозвучал ужасный «урррррр».
«Ну вот. И что я должен делать? Бежать искать еду? Я устал» - Подумал про себя Риммон и фыркнул.
Риммон не знал, что ещё можно сказать. Может, просто уйти и побыть просто одному? Но, как-то не устраивала эта атмосфера.
«Ладно, будь что будет» - Пронеслось в голове серого.

0

5

Аргентум повел плечом и отвернулся.
Интересный вопрос... За свою небольшую жизнь ему задавали ему редко. Черезвычайно редко. Но было пару раз. Но не стоило упрекать одиночку.
Но вот причины его волнения Аргентуму были непонятны. Волк внезапно заволновался, в его глазах появился какой-то страх. Будь его воля - наверное бы начал метаться вдоль ручья. Если бы был один... Хотя врядли, будь он один он бы вообще стал волноваться.
- А куда мне ещё смотреть? - вопросом на вопрос ответил Аргентум, сам удивляясь тому, на сколько его голос стал похож на голос одиночки. Те же интонации, те же ударения...
Аргентум размазал улыбку по лицу шире. Совсем недавно волк был спокоен и, кажеться, умиротворен. Он лежал, прикрыв глаза, под ивой, ждал непонятно чего. И вот, дождался... Теперь в его глазах читаеться откровенное волнение.
... причина странно счастья, нападавшего на Аргентума в одиночестве, наверное, не отличалась замудренностью. Он просто разучился делить его с остальными. Ведь единсвенное живое существо, которое он любил - сумашедшая мать. В последние дни своей жизни она сошла с ума, из-за смерти отца. А может быть, она сама его убила... Ведь бывает и такое.
Потом с кем-то - это не счастье. Оно никогда не будет им. Только одному, только в одиночку.

0

6

Риммон глянул на волка. Его запах было довольно знакомый, и такой приятный. Да, запах одиночки.
Одиночка, как правило, никогда не любит быть с кем-то, и уж тем более, общаться живенько. А этот… Не то, чтобы он был общителен, но не был он похож на одиночку.
Риммон махнул головой, приходя в себя.
- Куда угодно, но не на меня. – Коротко ответил Рим, и посмотрел вверх.
Тучи сгущались сильнее, и казалось, что на нос упала маленькая капелька чистого и бодрящего дождя.
А что сейчас можно было делать? Общаться особо не хотелось, да и сам Риммон был выше всего, чтобы говорить с одиночками. Хотя, почему? Он сам одиночка. Да потому, что таков закон и правила:
1. Одиночка не может завязывать дружбу со стайными. Он автоматически становиться стайным, при общении со стайными волками.
2. Одиночка имеет полное право указывать сводной территорией его домом.
Опустив голову, губы растянулись в еле заметной ухмылке.
Почему  улыбается незнакомец? Что его так развеселило. Общение никак не получалось, а особо и начинать разговор не хотелось.
Слишком волк устал, и слишком уже было сказано раньше. А выбор был невелик:
Уйти сейчас, не говоря при этом ничего, или же улыбнуться, и найти тупой повод, только чтобы заговорить.
Что выбрать?

0

7

Уууу... Похоже, попавшийся Аргентуму волк был достаточно принципиальным. В голове потянулись какие-то спутанные клубки мыслей, очевидно означавшие твердые рассуждения стоящего перед рыжим волком. Если бы Аргентум принимал полностью облик того, с кем повстречается - его мозг бы автоматически настраивался на ту же волну, что и мозг нового знакомого, а так... Словно большая антена, Аргентум улавливал волны, исходящие от одиночки но никак не мог их расшифровать. Они беспределным шумом откладывались в его голове и полукровок был не в силах в них разобраться. Это, признаться чесно, утомляло. Вот минус. Вот тот самый минус зеркальной способности. Он мог лишь отразить, но полностью стать своим собеседником он не мог. Да и нужно ли?..
Нет. Ни за что. Не нужно и нужным быть не может... Как бы Аргентум не призирал себя и это общество, он как ни кто другой знал, как трудно быть собой. Быть собой он мог лишь в полном одиночестве. Зеркальный талант не контролирывался.
- Как скажете, - Аргентум повернул рыжую морду в сторону. Слишком демонтративно и слишком холодно. На последок вдыхая воздух, пропитанный одиночкой. Незаметно подросток облизнул черные губы. Нет, все таки в этом есть что-то свое... Какая-то своя сладость, которой невозможно противиться. Аргентум уже был зависим от неё. Это этой безумно сладости, будто от сигаретного дыма.
Хватит. Все надоело. Это ощущение полной насыщенности происходящим пришла внезапно. Что ему тут делать? Что он вообще тут забыл?
Подросток не удостоил одиночку даже прощальным словом. Он развернулся, прощально махнув хвостом и побежал в сторону севера. Он все ещё прихрамывал на заднюю лапу, как и прихрамывал его новый знакомый. Но с каждым шагом этот деффект отстронялся от Аргентума. Больше некого отражать.
=> Курганы

0


Вы здесь » Пески времени. Во мгле. » Тень Одиночества » Тёмный Ручей