Пески времени. Во мгле.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пески времени. Во мгле. » Северные Земли » Курганы


Курганы

Сообщений 11 страница 18 из 18

11

Наверно... всё так и есть, как он говорит.
- Правда? - собака всё так же держит голову склонённой набок. - Я никогда этого не чувствовала. Я не знаю, что это такое. И я не могу чувствовать, как вы. Почему?
Почему я не такая, как все?
Собака медленно поворачивает голову и снова начинает вылизывать рану. Медленно-медленно, раздумывая над словами волка.
Все терпят боль. Все чувствуют. И только я не такая. Почему?
- Я не просила... - собака встаёт. Так же медленно. - Я никогда не могла понять этого. Вы другие. Совсем, совсем другие. Почему?
Собака снова садится.
Почему я задумываюсь над этим только сейчас?
- Мне шесть лет. Шесть! И за все эти годы... - собака замолкает. Ей нечего сказать. Всё, что было раньше - как сон. Почти как сон. Его нельзя вернуть. Его нельзя вспомнить досконально.
Ничего нельзя вернуть.
Ничего нельзя вспомнить.
Что такое боль?
-Она похожа на громкие раскаты грома, я имею ввиду не страх. который мы испытываем, а сам звук. Молния неожиданна, вспышка ослепляет глаза, как и боль. Гром заставляет ёкнуть твоё сердце, как и боль. Есть два вида боли, душевная и физическая. Душевная намного страшнее, намного ужаснее,на бывает когда... В разных случаях. Физическая совсем не страшна для тех, кто испытал смерть. Боль это страх, а страх приводит к смерти. В этом случае это большой плюс.

Почему?
Зачем?
Кому это надо?
Кто я?

- Кто я?

0

12

Не обиделся ли он? Нет, что вы, право, не стоит даже и спрашивать...
Аргентуму дейсвительно было далеко не до обид. Пес развлекался. Он искренне наслаждался тем, что видел. Двое (волк и собака) пытаються друг друга переплюнуть: кто из них несчастнее. Аргентуму уже давно известно, что не станет так легко и просто собака рассказывать о всех своих проблемах. Они значит, притняуты за уши. Тот кто много говорит всегда пытаеться казаться кем-то, а не собой. Тот, кто много рассказывает о своем прошлом - лишь жалкое создание, не способное взглянуть в глаза жестокой реальности.
Что касаеться самого Аргентума - он не думал, что пережил так уж и много. Постоянные подачки, страхи, бегство... Сумашествие обезмевшей от потери отца матери. Кстати, полукровок был не уверен, что случилось с отцом. Быть может, его загрызла тронувшаяся рассудком мамаша. Да, наверное, она единсвенная, кого он действительно любил. Но и этой любви оказалось мало, что бы он вступил перед теми кобелями, дал им отпор, когда они так грязно разрывали на части тело любимого и родного существа.
Но раве это, разве все это - много? Нет. Бывало и хуже. Он видел последних сволочей, жалких, обездоленных, со згнившими от пагубных привычек и мыслей конечностями. Последние, жалкие, некчемные... А все-таки живые. Все-таки и они имеют душу, которая жаждет жизни. Настоящей жизни, без фальша и с большим куском счастья. И он бореться за эту новую, счастливую жизнь. По своему, жестоко, но бореться.
Мнгновенные перемены. Какиз огня в воду. К Аргентуму обратилась лайка, а значит перестройка была просто необходима. Слишком резкая, слишком тяжелая. Полное безразличие и даже апатия теперь охватили Аргентума. Ни любопытсва. Ни каких-либо порывов. Пустота. Единсвенная, непреодолимая пустота.
- Кусок материи, плоть и кровь. Внутри тебя бьеться сердце - всего лишь мускул. А в голове мозги - вязкий орган. Липкий и противный. И дмаешь ты с помощью нервных клеток - серой жидкоти. И чувства - это тоже серая жидкость, -  эхом откликнулся Аргентум, сам не понимая, на какой именно из вопросов. Внутри  пустота. голос холодный, до боли похожий на голос лайки. Но этот ответ... Врядли бы так ответила сама собака. Аргентум позволил себе добавить самого себя. Маленькую щепоточку. Нужно самим исправлять свои же ошибки.

0

13

Нет, пожалуй, она врала себе. Она вполне может чувствовать ярость. Сильную ярость. Мгновенная перемена настроения.
- А тебя никто не спрашивал. - процедила она сквозь зубы, поворачиваясь к полукровке. Надо же. Он почти в точности скопировал её голос, но увы... но увы, никто не сможет скопировать её саму. - Молчи, щенок, когда взрослы разговаривают! Ты не волк и не собака, то, кем ты родишься, зависит от родителей. Ты слишком мал, чтобы понять - всё, что ты имеешь сейчас, досталось тебе от родителей. - Вдох-выдо, вдох-выдох. Спокойствие, только спокойствие. Таубе пыталась успокоиться, но это не помогало. Впервые в жизни она испытывала настолько сильную ярость. - По-твоему, чувства - это ничто?! Тот, у кого есть всё, никогда не обращает внмание на тех, у кого этого нет. - Она даже не заметила, что её рана снова отрылась. Кровь снова начала идти, заливая бок, и без того тёмно-бурый от запёкшийся крови, обагряя его алым. Собака опомнилась только когда увитела начавшую темнеть лужу. Крови вытекло слишком много, и она не удивится, если умрёт сейчас.
Теперь кровь была почти чёрной. Таубе закашлялась, и из её пасти на землю потекла кровь. Её карие глаза, обычно тёмно-карие, как орех, посветлели, по цвету напоминая небо перед грозой. - Вы счастливы. У вас есть чувства... - она закашлялась. Снова кровь из пасти.
- Ты не изменишь ничего. Понимаешь? Тебе не изменить мир. - И как бы ты не хотел, тебе не избавиться от боли... как Таубе никогда не избавится от её отсутствия.
Снова кашель, на сей раз сильнее. Недоумение. Почему она кашляет? Вроде бы, всё в порядке. Неужели он повредил внутренние органы? Невозможно. Рана неглубокая. Что же делать?

0

14

Ярость? Что ж... Уже хорошо. Гнев - всегда страх потери. Потери близкого, поетри самого себя. Потери своих принципов и каких-то убеждений. Мы все слишком к ним привязаны, мы слишком зависимы. Потеря - значит боль. Всегда. Какая бы она не была... Потому что мы привязываемся ко всему, что нас окружает. Даже к самому плохому и ужасному, что только может быть. Заставь сейчас эту лайку, Таубе, дейсвительно чувствать - не было бы несчастней на свете существа. По крайней мере некоторое время.
Раз болит - значит есть. В общем-то, своего Аргентум добился. Он заставил Таубе разозлиться, а это уже хоть что-то. Ей не безразлично - это главное. Уже остальное не имеет значение.
Лекование и восторг переполнили полукровка. Он не стал сопротивляться подкотившим эмоциям, полностью отдаваясь им, а значит - становясь собой. Терять зеркальность всякий раз, когда испытываешь какие-либо переживания - это было уже так привычно и так свойсвенно ему. Он и сам зависел от этих привычек. Зависил от этого странного таланта. На какое-то мнгновенние в нем показался тот самый загнанный щенок, который всегда спал. Это промелькнуло в глазах. Слова Таубе не могли не задеть его. Ему ведь так же было не все равно...
- За все, что мне досталось я должен благодарить самого себя. Родители дали всего лишь оболочку. Кусок мяса, который лишь ресурс. Ещё один ресурс для реализации своих желаний. И мне интересно лишь одно: как ты не можешь этого понять.  - Сказал Аргентум, ухмыляясь. Теперь уже - своей собственной улыбкой. Он не спрашивал, он констатировал факт. Скоро восторг и какая-то обида от оскорбления пройдут и он станет зеркалом.
Мы вправе менять собственную судьбу и нашу жизнь. Мы можем обмануть Судьбу и эта скверная псина будет с тоской смотреть нам в след, - произнес он почти ез паузы, сотановившись лишь за тем, что бы вдохнуть в легкие больше воздуха.

0

15

Отвергнутый смотрел на стекавшую кровь, он понимал как это страшно. Понимал это, однажды он так лишился одного дорогого существа. Сквозь чёлку не было видно глаза, но голова была строго повёрнута в сторону её раны.
-Что ты делаешь! Тебе что, Жить надоело!!!
Хриплый голос вырвался из пасти, и был обращён к ней. Голос пока был спокойный, подержалась секундная пауза в воздухе. Этой паузой он заставил обратить на себя её внимание, чтобы она слышала всё до единого звука.
-Хватит скулить!!!! В этом мире не незаменимых, зачем ты хочешь умереть. Я же это вижу, по твоим глазам вижу! Ты не представляешь что такое боль, это и хорошо. Боль это ужасно, она заставляет тебя страдать до конца твоей жизни, заставляет помнить всё, что произошло в этот момент.
Доменесса в прямом смысле орал на лайку. Хвост мотало из стороны в сторону, в какой-то момент он застыл в воздухе.
"Чёрт! Опять кровь! Опять сам себя должен сопротивляться, кровь пьянит меня, доводит до безумия, борясь с самим собой"
Волк не дождался её ответа, а ринулся к ней. Его поведение было неожиданным. Он прыгнул и свалил её на бок, прижав к земле передними лапами. Его морда прижалась к груди по страдавшей, чтобы послушать как бьётся её сердце.
"Это плохо, крови вытекло слишком много, сердце не справляется"
Его вместе с головой резко повернулись к полукровке.
-Она при смерти, твои издёвки ни к месту! Ты рад что довёл её! И ты добился желаемого результата! Тогда пусть моё отражение добавит в твою душу такое-же желание жить и моё упорство! Ты никогда не видел как гибнет птица, конечно видел. Ты наверно никогда не задумывался, почему у неё так сильно бьётся сердце? Отвечу сразу, птицы ничего не боятся, они не боятся потерять свою плоть, они просто говорят нам быть сильнее. Ибо когда мы убиваем птицу, мы боимся прикончить её сразу. как и в нашей жизни, мы боимся сразу всё потерять. И вот я тебя прошу принеся мне коечто.
Волк про диктовал названия целебных трав, их было где-то штук десять.
Затем...Тишина.... И вправду не единого звука не было слышно. Волк встал, медленно и плавно, и отошёл на шаг назад от лайки. Чёлка закрывала морду, было видно как в нём играют нервы. Было видно как на его носу стали проявляться эмоции "угрозы". Было видно как его тело дрожит, зубы стиснуты. Странное поведение, но он всё мог объяснить.
С детства судьба по настоящему обделила его. У него было две сестры, о которых он привык умалчивать. Хлоя и Плут. Хлоя делась кудато с самого начала, а Плут осталась. Она всегда поддерживала брата, и чтобы нислучилось она его не оставляла. Он любил её больше матери. Но, в один день он увидел рядом с собой много крови. её крови. Нет, её не убили. Перед ним стояла целая стая самцов, существ странных пород, это были толи псы, толи волки. Главное, что кто то покалечил её. Именно тогда зародилась в нём та ужасная ненависть. Он дрался, и опять гнев ослепил его, пока Плут не остановила его. Она свалила его наземь, на прощанье лизнув в щёку, и ушла с ними.
Но фактически дело не в этом, "чувство крови" как говаривали предки. Запах этого вещества поддерживающую жизнь, пьянит его. Этот запах, как вино, а точнее как наркотик. Чувствуя его, Доменессу охватывает ярость, в которой он слепнет (упоминалось в анкете, что это такой физический дефект) и начинает убивать без разбора лишь на запах. В его краях, он остался в легендах, поскольку перебил большую половину волков. Ловелес боролся сейчас с самим собой, при этом запахе,  у него только одна мысль- убить.
Нервы заигрывали, его трясло, клыки скрипели от напряжения.
Из его глотки вырвался голос, обращённый к Ag.
-Быстрее!!!!
"Терпи! Она тебе не враг! Должен терпеть!"

0

16

Смешно. Аргентум изогнул губы в подлой улыбке. Нет, он не собирался шевелиться. Пусть дохнет, раз такова судьба. Его подлейшая натура давала о себе знать. К чему вся эта суета?..
Всторг новой волной захлестнул полукровка. Сильная эмоция, сильное чувство, не дающая пробится во вне зеркальности. И Аргентум наслаждался.
Ярость - всегда страх потери. И она выживет, он в этом даже и не сомневался. Полежит, немного отдашится. Не более. Рана затнется сама, а уж если она дейсвительно не чувсвует боли, тогда совсем все хорошо.
- Какое тебе до неё дело-то, а? Ты её в первый раз увидел, - лениво зевнул полукровок, косясь на Доменесса. - Увидел, поговорил, развернулся и забыл. К чему весь этот пафос, к чему строить из себя героя, который готов помогать обездоленным и жалким тварям? Я же вижу, что ты не такой.
На слове "вижу" Аргентум сделал ударение, выделив его тем самым из общей массы слов. В его голосе было какое-то неподдельное, но уж слишком ленивое любопыство. Он дейсвительно этого не понимал.
Все мы от рождения - эгоистичные твари. Не более, не менее. И наше сочувствие лишь всего опасение, что тоже самое случится и с нами. Мы просто боимся оказатся на месте жертвы и притворяемся сильными смелыми паникерами.
Смешно.
Аргентум не выдержал. Губы разошлись в ещё большей улыбке, он засмеялся. Не в захлеб. Просто, тихо рассмеялся. Голос его был хриплым и каким-то слишком не настоящим.
Она выживет. А если нет... Значит, он в ней ошибался. А если ошибался - значит, тогда не жалко. Значит, такая тварь должна сдохнуть. И чем быстрее, тем лучше.

0

17

Ловелесса словно приковало к земле, нервы продолжали играть. Бесщадно, насладившись, медленно подводя его к цели.
-Вот что... получается... Этот закон.. везде!
Еле выговорил Отвергнутый. Он более не мог сдержать себя. Открыв пасть он заорал, он ослеп. Нервы сделали своё дело. Теперь перед ними уже стояло существо, которое сложно было назвать волком. Пасть разошлась в страшной улыбке, голова опущена. Минута паузы...Было слышно какой-то грозный рык. Медленно голова повернулась  полукровке, но всё ещё осталась внизу. Чудовище открыло пасть, и из нее каким то металическим голосом вырвалась какофония звуков, сложенных из слов этой твари.
-Кто ты? Что с тобой случилось... Почему в твоей душе скопилось так много злости. Когда ты что то отражаешь, ты лишь прячешься за их душами. Я жду ответа.

0

18

Аргентум пожал плечами, смерив Доменесса чуть более ожившим взглядом. Перемены, которые происходили с волком были более, чем интересны.
- Ну жди, - спокойно отозвался тот, вновь бросив взгляд на лайку. Таубе, казалось, была уже без сил. У Аргентума это не вызывало никаких особенных эмоций или чего-то подобного. Тело - всего лишь оболочка. Жалкая тряпка, скрывающая истинную суть. Именно это тело может менять выражение морды, может прикрывать истенные эмоции и надевать различные маски.
- У тебя самого не накопилось "зла в сердце", нет? - ухмыльнулся полукровок, вновь смотря на Доменесса. - Разве не ты сам только что смотрел на меня глазами, полными призрения? Разве не ты сам смотришь на этот мир с высока, говоря нам, приземестым, примитивным тварям, как тебе наплевать на всех и вся?
Аргентум не злился. Ярость постепенно куда-то ушла. Вместе с яркими эмоциями. Ушли эмоции - пришел талант отржения. Зеркальная сущность вновь начинала брать верх над истинным "я" Аргентума. Он вновь начинал меняться. Подстраивался под стоящего перед ним матерого.
В горле пересохло. Чувство отреченности, всеми покинутости заполнили полукровка. Наверное, это сейчас ощущает Доменесс.
- Думаю, этой сойдет за ответ. - выдавил из себя полукровок уже каким-то чужим, не своим голосом.
В глазах заблестел огонь ненависти, но не своей - всего лишь отражение стоящего перед ним.

0


Вы здесь » Пески времени. Во мгле. » Северные Земли » Курганы